buttons

Основоположник хасидизма рабби Исраэль бен Элиэзер Баал-Шем-Тов

Краткие биографические сведения

«Хотите знать, что такое хасидизм? – спросил как-то Баал-Шем-Тов. – Однажды кузнец решил завести собственное дело. Он купил молот, меха и принялся за работу. Но у него ничего не получилось – горн не разгорался. Тогда он отправился за советом к старому кузнецу. Тот выслушал его и сказал: «Да, у тебя есть все необходимое для работы, все – кроме искры». Искра – это и есть хасидизм.Ф. Кандель. «Очерки времен и событий»

Баал Шем ТовПосле трагических событий, переполнивших XVIII век, после несбывшихся надежд на избавление еврейский народ впал в состояние растерянности и оцепенения. Можно разными способами приводить человека в чувство, но самый надежный – это крикнуть ему в ухо его имя. Предание гласит: в 1700 году в Восточной Галиции, в Подолии, в местечке Окуп, что на границе Польши и Валахии, в бедной семье пожилых родителей родился рабби Исраэль бен Элиэзер Баал-Шем-Тов, известный также под акронимом БеШТ.

В переводе с иврита Баал-Шем-Тов – Обладатель Благого (Доброго) Имени, а Исраэль – имя всего Народа Израиля. И это было именно то имя, которое должен был услышать еврейский народ, чтобы очнуться от обморока и смятения. Рабби Исраэль Баал-Шем-Тов стал основателем движения, получившего название хасидизм. Новое течение было скрытым, подземным источником, но пришел Баал-Шем-Тов, и воды этого источника прорвали кору земли.

О самом Баал-Шем-Тове известно немного. Кроме поэтических легенд о нем и нескольких записок, приписываемых его руке, он оставил след в книгах учеников и учеников его учеников. Баал-Шем-Тов уже в 8 лет остался круглым сиротой. Рассказывают, что перед смертью отец сказал ему: «Исролик, не бойся никого и ничего, только Б-га одного, и люби каждого еврея». А ведь в этой простой фразе и заключена вся суть философии хасидского учения!

Рабби Исраэль рос сиротой, но добрые люди взяли над ним опекунство, обучая Торе – как явной части учения, так и тайной. Они обратили внимание на необычное поведение мальчика, на некую тайну, скрытую в нем. Он много времени проводил на природе, сосредоточенно размышляя в одиночестве. В 12 лет рабби Исраэль начал работать помощником меламеда, а потом стал служкой в синагоге. Ночью же, оставшись один на один с собой, он горячо молился и изучал Тору. В возрасте 18 лет рабби Исраэль женился, но вскоре овдовел и стал странствовать по местечкам Восточной Галиции. В местечке Броды Баал-Шем-Тов осел на несколько лет, снова помогал меламеду в хедере, а позднее работал шойхетом. Хотя нам почти ничего не известно о его формальной учебе, но не вызывает сомнения, что работа шойхета требует достаточно серьезной подготовки в области знания еврейского Закона.

Через два года рабби Исраэль женился во второй раз, и вскоре молодая чета покинула местечко в поисках лучшей доли. Они нашли приют в небольшом селении в Карпатах, между Кутовым и Косовым. Там Баал-Шем-Тов избрал путь отшельника, поселившись в горах. Его жена еще до свадьбы узнала об особом предназначении мужа и во всем ему помогала. Семья жила на те скудные средства, которые она зарабатывала на продаже глины.

Они еще несколько раз меняли место жительства, но рабби Исраэль везде искал уединения. Он рос и развивался, готовясь к будущей роли: разбудить еврейский народ от глубокого сна, открыть им душу, полную любви и сострадания, укрепить веру и помочь освободиться от отчаяния и боли.

Около 1730 г. рабби Исраэль Баал-Шем-Тов купил дом в Тлусте, неподалеку от Тернополя, и начал сначала тайно, а потом открыто помогать больным и страждущим, получив известность как целитель-чудотворец, умеющий Именем Всевышнего врачевать не только человеческую плоть, но и душу. Тогда его и стали называть Баал-Шем-Тов, Такого титула с давних времен удостаивались только те, кто, по убеждению окружающих, знал премудрости каббалистического учения, обладал тайным знанием Имен Всевышнего и с помощью этих знаний мог творить чудеса.

В 1740 году в возрасте 36 лет рабби Исраэль поселился в подольском городке Меджибож, который вскоре стал центром его деятельности. В этом городке Баал-Шем-Тов открылся евреям как вероучитель. Вокруг него сосредоточился круг почитателей, в большинстве своем таких же неимущих, как и он сам. Это была группа единомышленников — соратников – Учитель и его преданные ученики, получившая название Хевра Каддиша (Святое братство). Так началась новая эра в еврейской истории –  эра хасидизма.

Баал-Шем-Тов преподавал свое учение не в формальных и мудреных лекциях, а в беседах, поучениях-афоризмах, используя притчи и иносказания. Он сам не записал почти ничего и не разрешал делать записи во время бесед. Первое печатное издание, содержащее поучения Баал-Шем-Това, было издано через 32 года после его ухода из этого мира: в 1792 году в Лемберге (Львове) увидела свет книга «Ликутим Йекарим». В том же году в Жолкве была напечатана «Кетер Шем-Тов», а затем в течение 2 лет в этой же типографии были изданы «Тсавот аРивот» и «Даркей Йешарот». Кроме того, учение Баал-Шем-Това сохранилось в сочинениях его ближайших учеников (их труды были изданы много лет спустя) и нашло свое воплощение в хасидских делах.

Баал-Шем-Тов не находился в Меджибоже постоянно, он разъезжал по еврейским местечкам Подолии и Галиции – он всегда был там, где в нем нуждались евреи. Ученики же повсюду сопровождали Учителя и жадно впитывали каждое его слово. А он ехал туда, где помещик хотел выгнать задолжавшего еврея-арендатора, где несчастная еврейская вдова не могла выдать замуж дочерей, где простой портной чувствовал (конечно же, он ошибался!), что нелюбим и забыт Б-гом. Ехал, чтобы утешить и помочь, чтобы вернуть простым евреям радость жизни и радость веры.

Вскоре слава о рабби Исраэле Баал-Шем-Тове распространилась далеко за пределы Волыни, Подолии и Галиции. Легенды о нем начали слагаться еще при жизни. После смерти Баал-Шем-Това их старательно собрали некоторые из его учеников. Первым и наиболее значительным сборником преданий о БеШТе стала книга рабби Дова-Бера из Линца «Шивхей аБеШТ» («Восхваления БеШТа»), вышедшая в 1814 году в Копысе в типографии рабби Исраэля Яффе – хасида Алтер Ребе (рабби Шнеура-Залмана из Ляд). В предисловии издатель сообщил о том, что книга «Шивхей аБеШТ» напечатана по прямой рекомендации и с учетом замечаний Алтер Ребе. Она послужила ценным источником для изучения как биографии Баал-Шем-Това, так и истории раннего хасидизма.

У БеШТа были сын Цви (о нем мало что известно) и дочь Одл (Адель). Ее сыновья рабби Моше-Хаим-Эфраим из Судилкова, рабби Барух из Меджибожа и ее внук рабби Нахман из Брацлава стали цаддиками и основателями самостоятельных школ хасидизма.

Незадолго до смерти рабби Исраэль Баал-Шем-Тов назначил своим преемником раввина-каббалиста рабби Дова-Бера из Межирича, в последние годы жизни БеШТа уверовавшего в истинность его учения и примкнувшего к Святому братству.

Рабби Исраэль Баал-Шем-Тов пришел в мир, потому что в этом была острая необходимость для Народа Израиля. Искренностью и прямодушием он покорял сердца всех евреев, чьи духовные потребности были близки его собственным.

Основоположник хасидизма рабби Исраэль бен Элиэзер Баал-Шем-Тов обновлено: Июнь 14, 2015 автором: adm

Читайте также:

1 комментарий

  1. Хая Ривка:

    Здравствуйте вы не могли бы где то на писать и то люди не все знают что Альте ребе и Баль Шем Тов роствиники. Я примой их потомок и знаю точно. Шалом,уважаемая Хая Ривка! Вы не против, если мы опубликуем статью о Вас и разместим фото? Вот текст: Поисковой группе общественной организации «Kehilat Sara» удалось разыскать прямых потомков младшей дочери цадика Нахмана – раббанит Хаи и её мужа – раввина Аарона Заславского.
    У рабби Нахмана было восьмеро детей. Двое его сыновей умерли в раннем возрасте, осталось четыре дочери – Адель Сара, Мирьям и Хая.
    Самая младшая, Хая, вышла замуж после смерти отца (рабби Нахман скончался в Умани в 1810 году), и также как её старшая сестра – Сара (вышла замуж в 1803 г.), поселилась в Кременчуге.
    Супругом Хаи был ребе Аарон Заславский. Он — сын рабанит Фрейды, дочери первого Любавичского ребе — раби Шнеура-Залмана Боруховича, или как почтительно называют его хасиды – «Алтер Ребе» («Старый Ребе». Похоронен в Гадяче).
    После смерти второго Любавичского ребе — раби Дов Бера Шнеерсона, было не ясно, кто сможет продолжить руководство ХАБАДом, и были хасиды, которые стали считать реб Аарона преемником, т.к. он имел авторитет большого раввина и знатока Торы, был внуком первого Ребе ХАБАДа и зятем второго.
    Кременчуг мог стать центром движения ХАБАД.
    Но, со временем, третьим Ребе стал Цемах Цедек — Менахем-Мендел Шнеерсон — другой зять второго Ребе, и он был также внуком первого Ребе.
    По неизвестной причине, реб Арке Заславский предложил представителям влиятельной тогда в Кременчуге общине чернобыльских хасидов назначить своего раввина города, и они выбрали раввина по имени Мешулам Зуся Аарон, и с тех пор в городе был и хабадский раввин, и чернобыльский.
    Не выяснено кто была первая жена рава Аарона. Второй его женой, как уже подчеркивалось, была рабанит Хая — младшая дочь раби Нахмана из Брацава.
    У супругов родился сын Ехиэль, которого назвали в честь брата цадика Нахмана, который возглавлял брацлавскую общину в нашем городе.
    Мы приводим здесь письмо, которое рабби Нахман написал брату в Кременчуг, в связи с непростым положением, возникшем тогда в еврейской общине города:

    «Пишу тебе из Заслава. Год 5567 (1807).
    С помощью Вс-вышнего! Недельная глава Торы «По законам Моим».
    Любезному моему брату и дорогому другу, наставнику и большому мудрецу рабби Иехиэлю Цви, пусть светит его свеча.
    Получил твое письмо и весьма огорчился.
    Что же так ведут себя эти неправедные люди по отношению к тебе! Почему же доброе не восстало и не поразило зло. Любимый мой брат, не бойся и не пугайся их, крепись, ищи защиту и опору в Торе и в страхе перед Небесами. Пусть заслуги наших предков станут тебе помощью.
    Все эти обстоятельства только для того, чтобы поднять тебя, утвердить достоинство твое и укрепить разум. Как маленький саженец превращается в мощное дерево только после того, как умрет зерно, посаженное в землю, так и ты укрепишься и дашь плоды, только преодолев унижения, когда втоптан ты в прах. Ах, если бы знали бы это нечестивые, наверняка, не стали бы тебя поносить и обижать. Но, все у стремления их – лишь ко злу.
    Знай же, что мое намерение – пребыть здесь, в Заславе, примерно месяца три, затем станут мне ясны дальнейшие планы. Здоровье супруги моей оставляет желать лучшего. После первоначального улучшения ей снова нездоровится. Ослабла неимоверно. Расходы большие: сорок-пятьдесят червонцев на жизнь.
    Мой брат, друг мой, отрада моей души! Я постоянно молюсь о твоем благополучии, вестей добрых и хороших жду от тебя и верю и надеюсь, что вскоре смогу повидать тебя.
    Желаю тебе доброго здравия и благополучия.
    Нахман сын раби Симхи, да хранит Вс-вышний.
    Супруга моя посылает привет твоей жене, дочь наша Мирьям всех вас также приветствует… Благословение и привет твоим приверженцам, всем твоим сторонникам. Укрепляйтесь духом , мужайтесь, дела ваши праведны в этом мире и в мире будущем.
    Нахман бэ-раби Симха.».

    В Кременчуге жили внуки реб Ехиэля, которые были одновременно потомками Любавческого и Бреславского ребе.
    Третей женой реб Аарона Заславского была Хая-Сара, дочка второго Любавического Ребе, родилась в августе или сентябре 1811, умерла в феврале или марте 1846 (ее первым мужем был раби Аарон из Шклова).
    Внуком, потомком в 3 поколении Хаи, дочери цадика Нахмана и кременчугского раввина Аарона (Арке) Заславского является Залман Заславский. У него и его жены Хаи-Ривки были дочери: Люба-Рейзе и Фрида.
    С родом Заславских переплетается род Френкель, из Кременчуга.
    Сегодня представители 5 , 6 и 7 поколения Заславских проживают в США, Израиле и в Прибалтике.
    Внук Залмана и Хаи-Ривки Заславских – реб Дов Бер Каплан – крупный раввин , преподаватель и учёный, профессор.
    Хая Ривка бат Сара Лея Берков – правнучка, представитель 7 поколения – гражданка Америки, училась в Израиле, признанный специалист, врач-физиотерапевт , гомеопат. На памятнике её бабушки — Любы Рейзе Заславской, написано, что она принадлежит к известной и почтенной династии брацлавских хасидов.
    Вновь отметим, что род Заславских ведет свое начало от основателя хасидизма – Баал Шем Това (БЕШТа).
    Вот, что говорится об этой фамилии на еврейских генеалогических сайтах:
    Фамилия Заславский произошла от названия города Заславль (его еще называли Заслав), уездного центра Волынской губернии. Заславль основан в 987 году. Еврейская община существовала в этом городе уже с 16-го века. Из рода Заславских известен рабби Аарон Заславский — раввин города Кременчуга в середине 19-го века. Он был зятем рабби Нахмана из Брацлава и внуком основателя движения ХАБАД рабби Шнеура Залмана Боруховича. В 19-м веке в Российской империи фамилия Заславский встречалась на территории Украины.

    Хая-Ривка Берков рассказывает: «В конце 19 века в Кременчуг приезжал журналист из Америки, написать о тогдашней еврейской жизни. Делал фотографии. Эти снимки у нас хранятся, на одном из них, рядом с моим дедом, сфотографирован раввин , глава кременчугской ишивы».
    До революции у Заславских, в Кременчуге, был большой дом, они содержали частную синагогу, занимались просветительством и благотворительностью.
    В Америке, в Музее Хасидизма, представлены все документы и фотографии, составлено генеалогическое древо знаменитого рода Заславских, висят портреты потомков прославленных цадиков.
    Жизнь и обстоятельства разбросали некогда большую и дружную семью Заславских по разным уголкам , но, они незримо связаны с Кременчугом, всегда с теплотой и любовью отзываются о нашем городе, и с болью сожалеют и переживают, что могилы их предков – прямых потомков Баал Шем Това, Шнеура Залмана и цадика Нахмана, оэль-домик Сары и Хаи – дочерей великого Рабби, сегодня находятся в таком удручающем состоянии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *