buttons

Взгляд Рабби Исраэля Баал-Шем-Това на иудаизм

ЕвреиХасидизм в лице рабби Исраэля Баал-Шем-Това не стремился, не дай Б-г, к реформированию иудаизма. Хасидизм  БеШТа – это более глубокий психологический взгляд на вероучение. Оставляя неизменной Алаху, он преобразовывает не веру, а верующего.

В чем сущность учения Баал-Шем-Това? Чем оно отличается от того, что называют раввинистическим иудаизмом? Рассмотрим основные различия между ними и отметим, что именно они стали отправной точкой для дальнейшего творческого развития учения хасидизма в духовной и материальной практике ближайших учеников БеШТа и учеников его учеников:

Б-г заполняет весь мир и приближен ко всякому месту.
Вся Вселенная – и духовный, и материальный мир – это проявление Б-га. Творец заполняет Своим величием всю землю и всегда присутствует в человеке и окружающем его материальном мире. Он повелевает всем, что происходит во Вселенной. «Подобно тому, как складка одежды сделана из самой одежды и сохраняется, как часть ее, мир – весь из Б-га и в Б-ге».

Есть взаимоотношения между верхним и нижним мирами.
Эта идея заимствована из каббалы, и смысл ее в том, что существует взаимосвязь между делами и поступками человека в этом мире и высшими Б-жественными мирами. Соответственно, соблюдение заповедей и праведная жизнь человека отражаются в высших мирах, воздействуют и влияют на них, вызывая в материальный мир приток Б-жественной жизненной силы. «Человек должен думать и непреложно верить, что он смотрит на Творца, а Творец – на него».

Роль молитвы в служении Всевышнему. Двекут.
Согласно учению Баал-Шем-Това, главная цель религии – двекут,  прилепление к Б-жественному, т. е. слияние человека с Б-гом, которое достигается путем полного сосредоточения мысли на Творце. Двекут – понятие, используемое в каббалистической литературе и означающее высший религиозный идеал – встречу человеческой души с Творцом. Каббалисты считали, что двекут – это удел избранных, и достичь этого состояния можно на последнем этапе длительного и трудного процесса очищения и духовного возвышения. Баал-Шем-Тов иначе характеризовал это состояние. Он указывал на то, что двекут – это исходная точка, первое и необходимое условие в служении Всевышнему. И, безусловно, этот религиозный идеал способна достичь не горстка избранных и посвященных: постичь состояние двекут может и должен каждый еврей.

Баал-Шем-Тов утверждал, что воссоединение с Б-гом, слияние человека со своим Создателем достигается не только путем изучения Торы, доступного не всем, но и искренней верой и восторженной молитвой. Во время молитвы душа находится в состоянии радостного подъема, возвышающего человека над материальностью. Таким образом, молитва – это главное средство для достижения двекут. Путь к двекут проходит через молитву в особом сосредоточенном состоянии духа – каввана (ивр. намерение) – т.е. внутреннее устремление, воодушевленность. Сам рабби Исраэль, по рассказам современников, молился неистово – с отрывом души от тела (такое состояние называется Алият Нешама – вознесение, восхождение души). Во время таких восхождений Баал-Шем-Тов познал, по его свидетельству, «такое, о чем невозможно ни поведать, ни истолковать». В письме Баал-Шем-Това рабби Аврааму-Гершону из Кут описано одно такое восхождение: рабби Исраэль рассказывает, что побывал в чертогах Машиаха на Небесах:

«На Рош-Ходеш года 5507 (1746 г.) я сумел вознестись душою, используя Святые Имена (ты знаешь – как), и узрел чудесные вещи, каких еще не видел с тех пор, как достиг зрения. Что узрел я там и что узнал, о том нельзя мне поведать, ни даже говорить с тобой наедине. […] Увидел я также сонм душ, как живых людей, так и неживых, иные были мне знакомы, другие – нет […] и все они без устали просили меня, умоляли: «Поднимись с нами, будь нам поддержкой и опорой […]». Я отвечал, что поднимусь с ними, но попросил сопровождать меня моего учителя и наставника, ибо продвижение дальше и вознесение к высшим мирам сулило великую опасность. […] Так я поднимался с уровня на уровень, пока не вступил в Чертог Машиаха, где он изучает Тору со всеми мудрецами Мишны, с праведниками и с Семью Пастырями. […] Вопросил я самого Машиаха: «Когда же придешь ты?» Он же отвечал: «Вот как ты узнаешь: когда учения твои станут известны и будут открыты в мире и забьют источники твоей мудрости, [неся] наружу то, чему я научил тебя, а ты постиг, дабы они тоже смогли совершать единения и вознесения [души] подобно тебе самому. Тогда перестанут быть все дурные клипот, и настанет Эра благоволения и спасения». Я был потрясен и подавлен мыслью о столь долгом ожидании – когда-то еще все это сбудется? Но то, чему я выучился, пока оставался там – три сгулот и три Святых Имени, которые легко выучить и объяснить, –   [несколько] меня успокоило. С помощью этого средства, думалось мне, люди сходного с моим духовного роста сумеют, быть может, достигнуть такого же примерно уровня и вида, что и я. То есть, умея […] вознестись [душою], они смогут научиться и постичь, как [научился и постиг] я сам. Но мне не было позволено открывать сие в течение всей моей жизни […]».www.chassidus.ru

Равенство евреев перед Б-гом.
Баал-Шем-Тов говорил, что величина богатства, интеллекта и положение в обществе не влияют на отношение человека к Б-гу и наоборот. Простой человек с набожностью в душе стоит выше отгородившихся от мира знатоков-талмудистов.
Хасиды взбунтовались против интеллектуального снобизма и социальной замкнутости религиозной элиты. Изучению Талмуда они придавали непомерное значение, зачастую – в ущерб развитию религиозного чувства. Баал-Шем-Тов иронически замечал по этому поводу, что таким ученым-талмудистам «вследствие непрерывных занятий Торой некогда подумать о Б-ге». Ученость не имеет ценности, если в ней нет нравственного света Торы. Баал-Шем-Тов говорил, что простой человек, непреложно верующий и обращающийся к Б-гу в молитвенном воодушевлении, милее Всевышнему, чем большой знаток Торы, у которого нет ничего, кроме учености.
В хасидской литературе собрано множество историй о простых, истинно верующих людях. Мартин Бубер рассказывает историю о рабби Исраэле из Козинца, композиторе и знатоке музыки, образованном человеке, который больше всего любил беседовать с простыми, неграмотными людьми. Он говорил: «Все усилия моей жизни направлены на то, чтобы стать проще, а они — уже просты!»

Любовь к ближнему (Аават Исраэль). Оптимизм.
Рабби Исраэль относился ко всем евреям с любовью и пониманием, невзирая на их достоинства и недостатки. Баал-Шем-Тов осознавал, что людям нужна любовь, что каждый человек достоин понимания и поддержки.
«Учитель сумел придать своему […] учению о Б-ге подчеркнуто практический характер. Первый замечательный прикладной вывод из его учения – оптимистическое отношение к жизни и людям. Если Б-г присутствует во всем, то нет ничего и никого, что было бы абсолютно плохо. Поэтому в каждом человеке надо видеть потенциального праведника. Одно из любимых изречений БеШТа гласило, что ни один человек не падает так низко, чтобы не иметь возможности подняться к Б-гу. Грешникам он внушал, что они так же близки к Б-гу, как и праведники, а их грехи – лишь следствие временного умопомрачения» (с). Радостное служение вселяет в людей оптимистический взгляд на мир и вызывает в них добрые чувства по отношению к другим людям – любовь, понимание и желание помочь.

Развенчание аскетизма.
Аскетизм рассматривался некоторыми религиозными авторитетами как средство очищения от чуждых мыслей и желаний. Они считали, что, истязая плоть, человек укрепляет духовную сторону, которая по своей природе чиста. Баал-Шем-Тов осуждал частые посты и суровые речи бродячих проповедников, нагонявших на народ страх. Он говорил, что Всевышнему приятнее радостное служение, а не самоистязание. Чуждые мысли нужно не изгонять (они также Б-жественного происхождения – ведь в мире «Нет места без Него»), а исправлять, возвращая к Б-жественному источнику. «Если перед вами два врача, лечащих с одинаковым успехом, один с помощью горькой, а другой  сладкой микстуры, кого вы предпочтете? — спрашивал он и сам отвечал: Конечно, последнего»

Роль цаддика в жизни хасида.
Рабби Исраэль Баал-Шем-Тов заложил основные идеи учения о цаддике. Главное для человека  это три вещи: любовь к Б-гу, любовь к народу Израиля и любовь к Торе. Все эти три элемента заключены в личности цаддика. Простой человек нуждается в праведнике-цаддике для служения Б-гу. Раввин соприкасается с народом только тогда, когда люди приходят к нему с вопросами. Раввин отвечает кратко: «нельзя» или «можно». Не таков цаддик. Его предназначение в том, чтобы обратиться к сердцу каждого еврея и указать ему путь. Он всегда заботится о людях, спрашивает об их нуждах, а затем обращается к Б-гу и просит у Него милости. «Ведь известно, что это две противоположности: небеса, которые есть духовность, а земля абсолютная материальность,  и нужен между ними посредник, ибо невозможно сблизить две крайности без середины. И цаддик это и есть посредник, ибо душа его  духовность из горних, а тело его  из дольних».

Главная цель приход Машиаха.
В письме к рабби Аврааму-Гершону из Кут Баал- Шем-Тов рассказывает о встрече с Машиахом в высших мирах. На вопрос рабби Исраэля: «Когда придет Господин мой?» Машиах ответил: «Когда твои источники разольются вовне». Идея распространения хасидизма как главное условие Геулы  Избавления  стала важнейшим мотивом деятельности Баал-Шем-Това, заложившего основы хасидизма, и деятельности его учеников и учеников его учеников.
Взгляд Рабби Исраэля Баал-Шем-Това на иудаизм обновлено: Июнь 20, 2015 автором: adm

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *