buttons

Второй этап развития и становления хасидизма как философской системы в XVIII веке на территории Польши, Беларуси и Украины

НебоРабби Дов-Бер из Межирича (Великий Маггид) – духовный лидер хасидского движения.

После смерти рабби Исраэля Баал-Шем-Това хасидское движение устремилось навстречу простым евреям, которые остро нуждались в понимании, любви и поддержке. Начался второй этап в истории хасидизма, и он прошел под знаком руководства Великого Маггида из Межирича. Среди учеников Баал-Шем-Това этот человек был наиболее яркой личностью, отличался духовным величием и личным авторитетом. Предание гласит, что именно ему Учитель завещал продолжить начатое дело.

Признание пришло к Маггиду не сразу. Ученики Баал-Шем-Това колебались, решая, кому вести их после смерти Учителя – слишком велика была утрата. Только через 6 лет, к концу 1766 года, Великий Маггид стал общепризнанным лидером хасидизма.

Маггид (ивр. букв. – повествующий) – проповедник, проповедующий нравственные ценности иудаизма, в содержании проповедей опираясь на ТаНаХ. В древности маггиды странствовали от одной еврейской общины к другой, неся целительные слова Торы. В средние века и начале Нового времени маггидами становились наиболее уважаемые члены общины, умеющие заинтересовать и  воодушевить аудиторию. Они обладали всенародным признанием и авторитетом и практически были духовными лидерами еврейских общин.

«Хасиды всегда будут побеждать» – эти слова принадлежат рабби Дову-Беру из Межирича – Великому Маггиду (1704 – 1773 гг.). Он  родился на Волыни, учился во многих иешивах и прослыл большим знатоком Торы; после женитьбы работал меламедом, а позднее стал маггидом – сначала  в Кореце, Ровно, а затем в Межириче. Благодаря деятельности Маггида это местечко превратилось в центр хасидского движения. Последние годы жизни рабби Дов-Бер провел в Аннаполе (в наши дни Ганнополь).

Глубокий знаток Талмуда и каббалы, рабби Дов-Бер испытал большое влияние каббалистического учения рабби Ицхака Лурия из Цфата (XVI в.). Вначале он вел аскетический образ жизни и много постился, но под влиянием жизнеутверждающей позиции Баал-Шем-Това отказался от аскезы и примкнул к хасидскому движению.

В личности рабби Дова-Бера –  вскоре один из последователей назовет Великого Маггида «Учителем всего рассеяния» – соединились качества вдохновенного проповедника и ученого-талмудиста, и не случайно подавляющее большинство хасидов, пусть и не сразу, именно его признали своим лидером после смерти Баал-Шем-Това.

Современники свидетельствуют об огромном влиянии Великого Маггида на своих последователей и беспрекословной преданности ему. Его целеустремленность и способность вдохновлять окружающих превратили хасидизм в мощное движение, во главе которого стояли народные вожди, обладающие огромным авторитетом.

Заслуга Великого Маггида состоит в том, что он развил учение Баал-Шем-Това, обогатив его идеями каббалы. Он ввел в хасидизм принцип служения Всевышнему посредством материального (Авода беГашмиют), путем освящения повседневных актов человеческой жизни (труд, еда, сон). В основе этого принципа лежит каббалистическая идея высвобождения Б-жественных искр (ницоцот), заключенных в материальных оболочках повседневности.

Рабби Дов-Бер из Межирича развил учение о цаддике как духовном вожде, пользующемся неоспоримым весом среди хасидов. Он придавал большое значение молитве цаддика – совершенного праведника, способного отвлечься от всего земного и сосредоточиться на мысли о Б-ге («Тело цадика на земле – а душа в небесах»). Цаддик посылается Б-гом и обладает способностью возвышать души своих хасидов. Его молитва обладает животворной лечебной силой.

Наставляя своих учеников, рабби Дов-Бер постоянно подчеркивал необходимость изучения Торы и строжайшего соблюдения нормативных требований религиозного закона, записанных в «Шульхан Арух».

Во времена Баал-Шем-Това центр хасидизма находился в Подолии. В годы руководства Маггида хасидское движение сконцентрировалось на Волыни, что способствовало его продвижению дальше на север – в Беларусь, Литву и Польшу. В отличие от Баал-Шем-Това, который много разъезжал по городам и местечкам, рабби Дов-Бер постоянно находился в Межириче. Место его проживания превратилось в центр, куда приходили те, кто хотел выслушать поучения и наставления Маггида. В будние дни он всецело посвящал себя учению и размышлениям, а в Шаббат выходил с хасидскими проповедями к многочисленным последователям. Они стекались в Межирич из разных областей Украины, Польши и Литвы. В годы руководства рабби Дова-Бера начали формироваться характерные черты хасидского двора – окружения цаддика. В этом смысле окружение Маггида стало первым образцом, под влиянием которого стали складываться «дворы» его учеников в последующие годы.

Великий Маггид много сделал для того, чтобы хасидизм стал массовым движением, введя шлихут – практику направлять посланцев в отдаленные еврейские общины. Шлихим, посланники цадика, «действующие силой посылающего», несли весть о хасидизме в далекие земли: в Западную и Южную Украину, в Беларусь, Литву, Польшу. Группы посланников Маггида появлялись не только в маленьких местечках, но и в больших городах, даже в Вильно, оплоте сопротивления хасидизму.

Рабби Дов-Бер сумел объединить разрозненные хасидские группы в единое движение со сложившейся общей идеологией и практикой. Именно в годы Маггида хасидизм обрел плоть и форму. Можно сказать, что Великий Маггид дал хасидизму как широту (быстрый рост рядов, открытость общины), так и глубину (разработка мировоззрения). Баал-Шем-Тов посадил «тонкий саженец хасидизма», а Великий Маггид из Межирича, покинув этот мир, оставил после себя «раскидистое дерево» хасидского движения с десятками академий-дворов и тысячами хасидов, с началом уникальной литературы и сложившейся практикой хасидского служения.

Рабби Дов-Бер пошел по стопам Баал-Шем-Това не только в Учении, но и в заботах о благе всех евреев: занимался упорядочением забоя скота, контролировал честность арендных сделок и занимался выкупом пленных.

 Подводя итог, можно сказать, что в годы, когда Великий Маггид был вождем хасидизма, в общественном значении движения хасидизма, в его масштабах и характере произошли существенные перемены. «Последователи Великого Маггида рабби Дова-Бера, словно щедро брошенные семена, разлетелись по многочисленным еврейским местечкам Восточной Европы, чтобы взрастить там хасидские общины» (р. З. Гросс. «Окно в хасидут»).

Второй этап развития и становления хасидизма как философской системы в XVIII веке на территории Польши, Беларуси и Украины обновлено: Июль 12, 2015 автором: adm

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *