buttons

Третий этап развития и становления хасидизма (окончание)

ТораОдним из основателей хасидизма в центральной Польше был великий праведник рабби Леви-Ицхак бен Меир из Бердичева (1740? –1810 гг.) – хасидский цаддик и раввин, один из наиболее выдающихся представителей хасидизма конца XVIII – начала XIX вв. Этот замечательный человек, истинный хасид, сыграл большую роль в укреплении и распространении хасидского движения не только в Польше, но и в Литве и Украине.

Отец рабби Леви-Ицхака, происходивший из старинного раввинского рода, был раввином в Гусакове. Познакомившись с учением Баал-Шем-Това, рабби Леви-Ицхак в 1766 г. стал одним из учеников Великого Маггида. Много лет рабби Леви-Ицхак был раввином в еврейских общинах различных городов, но под давлением противников хасидизма был вынужден оставить некоторые из них (так, он был выдворен из Пинска в 1784 г.). С 1785 г. и до конца жизни, в течение 25 лет, он занимал пост раввина в Бердичеве (в то время – крупный культурный и экономический центр в Украине). В этом городе рабби Леви-Ицхак собрал вокруг себя большую и влиятельную хасидскую общину и занимал в ней должность ав бейт-дин – главы равиннского суда.

Рабби Леви-Ицхак был признанным лидером хасидского движения – даже митнагдим признавали его эрудицию. Он прославился своей ученостью, издав ряд такканот – алахических постановлений. Особенно важной была его общественная деятельность. Рабби Леви-Ицхак был одним из самых любимых еврейским народом цаддиков. Он заслужил всеобщую симпатию благодаря своему обаянию и простоте обращения. Рабби Леви-Ицхак часто объезжал со своими хасидами маленькие штетл, проповедуя евреям идеи хасидизма. В народе сохранилось много рассказов о скромности и самоотверженности рабби Леви-Ицхака из Бердичева, его отношении к простым людям и терпимости к грешникам. Евреи прозвали его защитником Израиля, адвокатом еврейского народа. Разделяя горести народа, он ставил превыше всего любовь к каждому еврею, подчеркивал доброе в нем и, заступаясь за него, утверждал, что никому не дано право говорить о собратьях-евреях плохо. Рабби Леви-Ицхак поощрял проповедников, говоривших с людьми добрыми словами, помогавших людям поверить в себя, и осуждал тех, кто запугивал народ, обращаясь к нему с суровыми обличениями. Он утверждал, что только добросердечный и понимающий человек может быть настоящим лидером еврейского народа.

Рабби Леви-Ицхак похоронен в Бердичеве, и его могила до сих пор является местом паломничества хасидов из многих стран мира.  Сам рабби Леви-Ицхак не стал основателем династии, но у него было много учеников – будущих цаддиков.


Рабби Яаков-Ицхак аЛеви Горовиц, аХозе миЛюблин (Провидец из Люблина) (1745? –1815 гг.) был одним из учеников рабби Леви-Ицхака из Бердичева. Он также учился у рабби Дова-Бера из Межирича, но главным его учителем был рабби Элимелех из Лежайска, при котором он был проповедником. Этот слепой маггид, «видевший от конца мира до конца и в глубинах сердец», был одним из основоположников хасидского движения в Польше и Галиции, а также автором трудов каббалистического содержания. Не спросив благословения, рабби Яаков покинул рабби Элимелеха, что было не принято в хасидской среде, и самостоятельно стал собирать вокруг себя хасидов. Вначале он действовал в небольших городках Галиции, а в 1790-х гг. перебрался в Люблин. В основном, благодаря деятельности аХозе миЛюблин, который получил широкую известность как чудотворец и цаддик, Польша и Галиция, входившие тогда в Австрийскую империю, стали крупными центрами хасидизма. Сам рабби Яаков династии не образовал, однако был учителем большинства польских, галицийских и венгерских цаддиков, возглавивших хасидские общины в первой половине XIX века. Многочисленные хасиды стали последователями учеников аХозе миЛюблин. Он умел привлекать сторонников среди самых различных социальных слоев. Недаром рабби Яакова назвали рабби для каждого. Многие из выдающихся учеников Провидца из Люблина упоминали о его способностях сразу определять сущность человека, склонности его души и пути ее исправления.

аХозе миЛюблин уделял большое внимание практической работе цаддика, подчеркивая, что цаддик обязан заботиться о жизни и средствах к существованию своих детей, то есть своей хасидской общины, так как считал, что материальное благополучие ведет к духовному богатству. Он не придавал большого значения талмудической учености, а главную роль отводил отношениям между людьми. Провидец из Люблина считал самой большой добродетелью хасида любовь к каждому еврею и народу в целом, указывая на то, что Аават Исраэль – краеугольный принцип хасидизма.


Одним из выдающихся учеников Провидца из Люблина был рабби Яаков-Ицхак бен Ашер из Пашисхи, аЙеуди аКадош (Святой Еврей) (1776 – 1814 гг.) – основатель собственного направления в польском хасидизме. Учитель назначил его духовным наставником молодых хасидов. Рабби Яаков-Ицхак обучал молодежь, советуя отбросить гордыню, тщеславие, стремление к материальной выгоде и постоянно самосовершенствоваться путем добросовестного исполнения мицвот. За свои моральные качества он заслужил еще одно прозвище – Шибболет Заав (Золотой Колос). Святой Еврей считал, что цаддик всегда видит достоинства своих друзей и свои собственные недостатки. Согласно его точке зрения, существует три типа цаддиков: тот, кто сам считает себя цаддиком, менее всего заслуживает уважения; тот, кто не считает себя цаддиком, заслуживает большего уважения; тот, кто считает, что еще не достиг совершенства, необходимого цаддику, – лучше первых двух.

Рабби Яаков-Ицхак боролся с невежеством и поверхностностью, считая необходимым для каждого хасида больше внимания уделять изучению Торы. Он осуждал цаддиков, занимавшихся мирскими делами. Святой Еврей утверждал, что всякий, кто достиг определенного духовного уровня, может творить чудеса, но гораздо труднее просто честно исполнять обязанности, возложенные на каждого еврея.

Рабби Яаков-Ицхак умер, не достигнув 50 лет, и хотя он оставил сына р. Йерахмиэля, большинство его хасидов признали своим вождем ученика Святого Еврея – рабби Симху-Бунима.


Рабби Нахман из Брацлава (Бреслава, 1772 – 1810 гг.) – основатель брацлавского хасидизма, потомок Баал-Шем-Това (сын его дочери Одл), оставивший свой оригинальный след в учении хасидизма, мышлении и образе жизни. Он родился в Меджибоже и с ранних лет воспитывался в хасидской среде. Его детство прошло в атмосфере, насыщенной хасидскими преданиями. Незадолго до бар-мицвы он составил сборник афоризмов на темы различных проявлений еврейской духовной жизни («Книга нравственных качеств»). Рабби Нахман усердно изучал Талмуд и каббалу. Глубокое впечатление на него произвела природа Подолии, питавшая его религиозные и поэтические чувства. Рабби Нахман много времени проводил в молитвах в соседнем лесу, постоянно постился. После женитьбы рабби Нахман поселился в местечке Осятин (Осот) на Киевщине в доме у тестя. После смерти тестя семья переехала в Медведевку, где и начал оформляться особый, неповторимый стиль хасидизма рабби Нахмана.

Главное внимание рабби Нахман из Брацлава уделял глубокой и сосредоточенной внутренней работе хасида над собой. Он предпочитал уединение на лоне природы, сосредоточенное размышление, искреннее обращение к Творцу словами, идущими от самого сердца. Свои духовные силы рабби Нахман черпал в углубленном изучении и осмыслении тайного мистического учения. Он был необычным и очень талантливым человеком, обладавшим мощным поэтическим даром и умением наделять окружающий мир таинственными и прекрасными образами.

Проповедь рабби Нахмана привлекла к нему немалую группу последователей, однако он не стал основателем династии. У рабби Нахмана было свое представление о хасидизме и хасидском лидере. К духовному совершенствованию и единению с Всевышним он шел своим особым путем, тяжело переживая непонимание со стороны других цаддиков.

В 1798 г. рабби Нахман из Брацлава совершил путешествие в Эрец Исраэль, которое оставило глубочайший след в его душе. Вернувшись, он возобновил распространение своего учения в Златополе Киевской губернии, а затем (1802 г.) переехал в местечко Брацлав Подольской губернии. Незадолго до кончины рабби Нахман уехал из Брацлава и стал кочевать по местечкам Украины, пропагандируя свое учение. Почувствовав приближение смерти, рабби Нахман сделал остановку в Умани, где и закончил свои дни в праздник Суккот. Место захоронения этого удивительного человека по сей день (вот уже более 200 лет!), является центром паломничества брацлавских хасидов. Общины брацлаверов сегодня сосредоточены в Эрец Исраэль: в Иерусалиме, Бней Браке и Цфате. Тысячи хасидов рабби Нахмана из Брацлава ежегодно приезжают в Умань в преддверии Рош hаШана, чтобы в дни праздника быть рядом со своим духовным наставником, излить душу и набраться сил.

Рабби Нахман является автором нескольких сочинений мистического характера, не предназначенных для открытого изучения (среди них – «Ликутей МоаРаН» и «Ликутей Эцот»). Особую часть его творчества составляют мистико-символические рассказы («Сказки рабби Нахмана из Брацлава») и стихотворения. Три коротких стихотворения – «Коль аОлам Куло Гешер Цар Меод, вэ-аИкар Ло Лефахед Клаль» («Весь огромный мир – очень узкий мост, но главное – ничего не бояться»); «Мицва Гдола Лийьот беСимха» («Великий завет – жить в радости»); «Шират аАсавим» («Песнь трав») – положены на традиционные хасидские мелодии и стали очень популярными песнями.

Наследие рабби Нахмана из Брацлава записано его другом, спутником и личным секретарем рабби Натаном (Носоном) Штернгарцем.


Правнук Великого Маггида, рабби Исраэль Фридман (Ружинский цаддик, 1797 – 1850 гг.), обладал незаурядными организаторскими способностями и уже в ранней молодости основал в Ружине хасидский двор, положив начало Ружинско-Садигорской хасидской династии. В 1838 г. он необоснованно был обвинен властями в том, что отдал распоряжение о казни двух доносчиков. Расследование продолжалось полтора года, и сотни евреев были арестованы и подвергнуты пыткам. Шесть глав общины были приговорены к пожизненной каторге, другие – к ссылке в Сибирь. Все осужденные подверглись наказанию шпицрутенами, от которого около 30 человек скончались. Ружинский цаддик находился под арестом почти два года, но адвокаты сделали все возможное, чтобы доказать его непричастность к делу. По окончании следствия цаддик был освобожден, однако оставлен под полицейским надзором. Чтобы избежать строгостей надзора, Ружинский цаддик переезжал из города в город, пока после огромных усилий его приверженцев (что описано в многочисленных хасидских легендах) в 1845 г. австрийский император Фердинанд I все же разрешил ему проживать в Садигоре (современный пригород  Черновцов) на Буковине.

Этот цаддик был весьма популярен в Молдове и Румынии. Сотни хасидов съезжались к его двору. Шесть сыновей Ружинского цаддика основали ветви хасидской династии в других местечках Закарпатья.

Ружинский цаддик много сделал для ишува в Эрец Исраэль. В частности, на его средства была построена синагога «Тифъэрет Исраэль» в еврейском квартале Старого Города в Иерусалиме.


На территории Беларуси, граничившей с враждебно настроенной митнагдим Литвой, также успешно развивалось и распространялось хасидское движение. Хасидские общины появились в Гродно, Полоцке и Минске. Главой хасидизма в Беларуси стал выдающийся человек, любимый ученик Великого Маггида из Межирича – рабби Шнеур-Залман, Алтер (Старый) Ребе(1745 – 1813 гг.), основатель движения ХаБаД (о нем в дальнейших материалах).

Очень скоро ХаБаД стал преобладать среди других течений в хасидизме как количественно, так и с точки зрения активности деятельности – Ров Биньян веРов Миньян.

 Хасидизм пустил корни и в Эрец Исраэль: по преданию, сам Баал-Шем-Тов планировал восхождение в Иерусалим, но вернулся с середины пути (из Константинополя). Рабби Гершон из Кут (адресат письма БеШТа) поселился в Хевроне, позднее — в Иерусалиме, и сблизился с каббалистами восточной иешивы «Бейт-Эль». Рабби Нахман из Городенки и рабби Менахем-Мендл из Перемышлян прибыли в Святую Землю в 1764 г. и поселились в Тверии. Как уже упоминалось, в 1777 году в Эрец Исраэль прибыла большая группа хасидов (300 чел.) из Беларуси во главе с рабби Менахемом-Мендлом из Витебска, другом и единомышленником Алтер Ребе, и рабби Авраhамом из Калиска. Рабби Шнеур-Залман из Ляд пустился в путь вместе с ними, но был остановлен мольбами хасидов Беларуси — они просили его не оставлять их.

В 1810 – 1815 гг. покинули этот мир почти все хасидские лидеры из поколения учеников Великого Маггида, и вместе с их уходом завершился этап становления и начала распространения хасидизма. Хасидизм стал сложившимся многочисленным и преобладающим в иудаизме Европы течением. Можно с уверенностью сказать, что завещание рабби Дова-Бера из Межирича («Хасиды всегда будут побеждать!») исполнилось.

Хасидское движение не было создано по единому трафарету, оно имело множество оттенков и использовало разные методы. Однако за всеми различиями между системами руководства, применявшимися вождями хасидизма, за разнообразием характера и стилей хасидских групп можно увидеть общее. Несмотря на расхождения в толковании хасидских методов служения Б-гу, лидеры хасидизма в равной мере осознавали, что двигаются по пути, проложенному Баал-Шем-Товом и Маггидом, что религиозная идея каждой из хасидских групп, которую они передают народу, основана на авторитете этих людей.

Хасидизм изменил еврейский мир, вдохнул новые силы в иудаизм. Хасидское движение открыло новые возможности в сфере религиозной жизни тем представителям народных масс, которым была недоступна талмудическая ученость, переместив акцент с отвлеченно интеллектуального совершенствования на область душевных усилий.

Хасидское учение, разбудившее сердца простых евреев, весьма скоро стало привлекательным и для интеллектуальной элиты еврейского народа. Хасидизм указал каждому еврею путь к духовному росту, духовному возвышению, путь к служению Всевышнему всеми силами души и от всего сердца.

Третий этап развития и становления хасидизма (окончание) обновлено: Июль 12, 2015 автором: adm

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *